Новости / Музыка

134

Интервью с группой ALTЭRA для НАШЕ ТВ

Этой осенью московская рок-группа ALTЭRA завершила большой полугодовой сольный тур по России и ближайшему зарубежью, и сейчас с головой окунулась в работу над новым альбомом.

lxjFdfJriNs

— Привет, ребята! Расскажите, что вас сподвигло оставить все дела и на полгода уехать в тур? Разве сейчас не достаточно онлайн-трансляции концерта, чтобы «подключить» зрителя?

Алексей (гитара, вокал, терменвокс):Все дела — это и были дела, связанные с подготовкой к туру. Он не возник спонтанно, у нас была цель, и мы её осуществили. Конечно, пришлось отложить записи и съёмки видео, которых нам так не хватает, и сделать выбор в пользу тура. Мы все взвесили и решили презентовать эту программу людям, которые живут в городах, ходят на концерты, общаются. Словом, делают всё, что имеет отношение к реальной жизни. Онлайн сейчас можно сделать многое, тогда и получаешь онлайн-эмоции. Пусть этим довольствуются киборги, а мы — живые люди и в туре мы находились в поиске своего слушателя путем непосредственной игры вживую.

Роман (бас-гитара):
Была готовность к туру, и мы это сделали. Трансляция онлайн, несомненно — вещь крутая, но пока остались живые люди, тёплые и ламповые, которые ходят гулять, занимаются спортом, читают бумажные книги, считают ниже своего достоинства питаться лапшой быстрого приготовления из Интернета, мы будем играть вживую и выкладываться на концертах. Именно эти люди дают музыкантам то, ради чего мы готовы творить дальше и в первую очередь именно для этих людей мы играли концерты в туре.

Галан (барабаны):
У нас был большой перерыв в концертной деятельности, за который мы делали массу другого, необходимого для жизни музыкального коллектива — дописали все треки ко второму альбому. Много джемовали на студии, всё это записывали. В результате получили чумовой материал для новых песен. Подготовили декорации для клипа и сняли его. Но даже подобная деятельность не полна для музыканта, если он не выступает. Стало ясно, что пришла пора и мы подготовили этот тур. Онлайн-трансляции лично я рассматриваю как дополнительное средство подключения аудитории, незнакомой с нашим творчеством, но никак не замена концертной деятельности. Иначе, где подмостки, где горящие глаза слушателей, где обмен энергиями? Без этого рок — музыканту никак нельзя!

— В каком городе, по-вашему, сейчас самая активная рок-тусовка? Кто ходит на концерты в регионах, какая она — ваша аудитория?

Роман (бас-гитара):
Если рок-тусовка есть, то она уже по определению активная. Можно говорить о степени безумства фэнов или об ощущении от энергообмена с ними во время концерта. В таком варианте на вершине моего рейтинга находится Смоленск. И не потому, что я оттуда родом, а потому, что нигде и никто не нырял в море пива разлитого на бетонном полу. Только там. А из последнего – это Брянск. Местные парни сделали потрясающий по отдаче концерт, давно не ловил такого кайфа. Не хотел писать, так как уже много об этом сказано, но Кириши — первый город дикого драйва и отдачи в туре.

Галан (барабаны):
Рок-тусовки активны как правило в небольших городах, где есть некое особенное место, там людям находиться в кайф и соответственно есть аппарат. Либо это байкеры, у которых есть комплексный подход, поэтому движуха у них мощная. Такое мы видели в Новомосковске. Несмотря на общую ситуацию с посещением концертов в регионах, остались люди, которые могут сделать грамотный промоушен. Порой мы выступали в клубах, которые иначе как «дыра» и не охарактеризуешь. При этом там мы видели афиши таких артистов как, например, Артур Беркут. А на нашей рок-сцене это топовый исполнитель ещё с 80-х годов, со времён группы «Автограф». И когда мы видели эти афиши, то понимали, что всё делаем правильно. Только за счёт таких людей всё и держится.
Алексей (гитара, вокал, терменвокс):
Кроме Москвы и Питера, где много разных активных тусовок, могу вспомнить порядка двадцати городов как минимум, но не буду здесь все перечислять. Очень активна, например, Беларусь. Где-то были очень удачные фестивали, а также наши сольные концерты с полной отдачей из зала. У нас появились любимые города, куда нас приглашают приехать ещё раз и мы, безусловно, готовы играть для них снова. Наша музыка не адресована кому-то конкретно, определенной группе людей, срезу общества. Ходят разные люди, у нас нет какой-то своей организованной аудитории. На концертах бывают разные загадочные личности эзотерического содержания, от фриков и вольных художников, до простых ребят, крепких военнослужащих и брутальных мужиков. В разных городах встречались люди из Сирии, Боливии, Германии… с тех пор они наши поклонники и друзья.

— Во время тура вы выступали 2-3 раза в неделю, как вам удавалось держать форму?

Алексей (гитара, вокал, терменвокс):
Обычно мы получали хороший заряд от зрителей, нереальный прилив сил после каждого удачного выступления, отдачи из зала и общения с людьми. Два-три концерта в неделю —  это не так много, больше выматывает дорога, у нас ведь большие расстояния. Форма — это как следствие подготовки и осознания того, что ты занят своим делом. На эту тему можно целый труд написать. О пользе движения к мечте, отработки призвания и связи со здоровьем и формой. Когда человек находится на своём пути, отступают все городские недуги, исчезают претензии к миру, недовольство жизнью, приобретённые в сансаре порабощения и адских компромиссов. И нездоровый образ жизни, я считаю, это вовсе не курение и употребление спиртных напитков и т.д. Это, как раз, когда у тебя отношения с начальством на работе лучше, чем с близкими или с соратниками по общему делу. И это тотальная зависимость от хозяина не только бизнеса, но ещё и твоей жизни, судьбы и тела, твоего времени и убеждений, убийцы твоих талантов. Вот это и есть нездоровый образ жизни на самом деле. И это убивает круче, чем какой-то там переезд из одного города в другой для того, чтобы сыграть свои песни людям, которые этого ждут.

Роман (бас-гитара):
Если говорим о физической форме, то мы слишком долго шли к этому, чтобы быть не в форме или растерять её по дорогам России. А после тура тем более нет времени хандрить, сейчас начинается основное движение.

Галан (барабаны):
Потому мы и были в форме, что часто выступали. Работает мышечная память. Даже если не спал толком, голова не соображает, измят и побит после длительного переезда — она всегда выручает. Мочишь на автомате…

— Ваши живые выступления обладают особенной атмосферой, не зря вас называют «шаманами» рок-сцены. С помощью каких музыкальных секретных «приёмов» вы «шаманите»?

Галан (барабаны):
Помимо тщательно подобранных ударных, часто применяемых монотонных рифов, наш инструментарий состоит из примочек и приборов, добавляющих звучанию объём и эффект космоса, а вот толк-бокс с терменвоксом, как раз и создают так называемый «шаманский» окрас.

Алексей (гитара, вокал, терменвокс):
Да, мы не можем без экспериментов, возим с собой наши космические устройства, это неотъемлемая часть концепции нашей программы. Но сочиняем и репетируем мы без всего этого, добиваемся того, чтобы песня звучала и жила с наименьшим количеством вспомогательных обработок и приборов. Нас всего трое и поэтому мы стараемся выжать максимум из наших инструментов, сделать крепкий скелет и вдохнуть в этот организм душу. Пока песня не зазвучит и не получит право на долгожитие, мы её не отпускаем. Не любим сырых вещей, лучше отложим на время, затем к ним вернёмся.
Нас недавно назвали ретрансляторами – наверное наша задача почувствовать музыку и ничего не испортив, воплотить её в форму, пригодную для исполнения и понятную для людей.

Роман (бас-гитара):
Да, есть такая тема, для троих нам удалось добиться весьма плотного звучания и привнести в нашу музыку ценные штрихи. Про свой бас могу сказать, что эффекты, которые я использую, делают насыщенной нашу музыку и работают за несколько инструментов сразу.

— Были ли в программе «По Спирали» новые композиции? Какие? Как их встречала публика?

Галан (барабаны):
Большая часть программы состоит из песен второго альбома, который ещё не издан, лишь «Слепой беглец» и «Жертва страха» выложены в Сеть, поэтому у публики помимо слэма есть все предпосылки к прослушиванию новых песен.

Роман (бас-гитара):

Формально, программа новая целиком, кроме двух песен, они с первого альбома.

Я говорю «формально»потому, что песни звучали уже со сцены на различных фестивалях, а этим туром мы ставим условную точку и начинаем стремиться к новому. Песни, которые вошли в «По спирали» все будут на втором альбоме, он сейчас в работе. Получается, что тур в преддверии выхода нового альбома, а не в его поддержку, как делают все музыканты. Такие мы загадочные и хитрые. Думаю, поэтому встречены мы были с осторожностью и по-разному. Иногда публику подкупали первые мощные аккорды и всё шло на одном дыхании, с драйвом. Иногда было видно, что за нами следят и присматриваются, и примерно со второй половины шоу народ расслаблялся и полностью доверял нам как группе.

Алексей (гитара, вокал, терменвокс):
Почти все композиции — новые. Их нет на альбоме «Анахата”, они написаны для нового альбома. Из старых в программу вошли две песни, но они подверглись обработке и зазвучали по-другому. Мы стремились сделать всё так, чтобы песни уживались в одной программе. Все композиции слушали с интересом, кто-то вообще раньше не слышал такой музыки у себя в городе. Иногда слушали с ожиданием чего-то нового для себя, и мы видели, что попали в точку. Эта программа более сложная, она соединяет нас с прошлым и будущим, мы чувствуем, что эти песни помогут нам сделать что-то совершенно особенное, то есть это не конечная наша станция. Мы продолжаем работать над новыми композициями, учитывая наше впечатление от того, как они звучали в туре.

— То есть, работа над новым материалом в самом разгаре?

Алексей (гитара, вокал, терменвокс):
Она идёт планомерно, параллельно с текущими и срочными делами. И в туре мы периодически возвращались к работе над новым материалом, заезжая в студии. В Питере это был «Добролёт» и Finnvox в Хельсинки. Мы не ограничиваемся студиями Москвы, подбираем под работу с каждым треком также и людей. На данный момент вместе с нами над новым альбомом поработали специалисты из Германии, США, Финляндии…

Роман (бас-гитара):
Да, работа над новым материалом в разгаре. В процессе работы нам показалось скучным делать новый альбом, сидя на одном месте. Оказалось, с современными технологиями, можно привлечь к работе над ним саунд-инженеров, техников и студии со всего мира, знаменитых и не очень. Далее появилась идея подобрать для каждой песни своего инженера. И у нас получается: с нами делает альбом Германия, Финляндия, Америка и конечно же Москва и Питер.

Галан (барабаны):
Работа над новым материалом шла до тура, во время тура и естественно после. Партии ударных к трём песням записали в Москве на «VintageRecordingStudio». Бас к одной из них Ром отработал на «Добролёте». Одна вещь полностью записана в Финляндии на «Finnvox». Следующей будет запись ударных в огромном павильоне «Мосфильма». Практику записи своей музыки в разных студиях и разных странах будем продолжать. На очереди студия в Польше. Ну и, конечно же, интересно попрактиковаться в мекке рок-музыки — ЛосАнджелесе.

— Поделитесь вашим опытом работы в зарубежных студиях. В чём основное отличие?

Алексей (гитара, вокал, терменвокс):
Меньше  слов, больше дела. Отсутствие панибратства, за которым у насобычноидёт невыполнение задачи. Эмоции фильтруются, от персонала нет выпирания себя на первый план и демонстрации собственной важности. Никто не учит тебя как играть и делать твою музыку, все выполняют свою задачу и не сбивают настрой. У нас можно нарваться на какие-то ненужные лекции, несуразные предложения по звуку, вмешательство в аранжировку, когда мы этого не просим. Субординация мне, как артисту, просто необходима. Мы приходим полностью подготовленными и знаем, что хотим, поэтому нет ни времени, ни интереса на посторонние вещи. После записи никто не запрещает пригласить всех куда-то, чтобы отметить сессию, или же просто пообщаться на отвлечённые темы, но это только после работы. У нас же всё наоборот — перед работой надо сойтись в каких-то общих интересах, от политики до футбольной команды, а если что-то пошло не так, еще и выслушать все тяготы судьбы персонала, а уже потом процесс.

Галан (барабаны):
Основное отличие работы в зарубежных студиях в том, что там весь процесс записи направлен на результат. Обслуживающая команда работает слаженно и с полной отдачей. В наших студиях музыкант зачастую предоставлен сам себе и можно потратить кучу времени и средств впустую. Конечно же нашей группе максимальный результат удаётся получить практически в любых условиях, но практику таскания кирпичей под ударную установку, чтобы та не скользила по полу, как это было в одном московском звукозаписывающем топовом заведении, хочется полностью исключить из студийной работы.

Роман (бас-гитара):
Когда работаешь с зарубежными студиями нужно максимально собраться и сконцентрироваться. Там ребята работают четко и профессионально, время на ковыряние в носу и ожидания, пока придёт вдохновение нет. Плюс такой работы — это оперативность. Одним словом, к этому нужно быть готовым.

— Что для вас лично самое главное в новом материале? Дайте ответ, скажем, в трёх словах.

Алексей (гитара, вокал, терменвокс):
Сила, концепция, атмосфера.

Роман (бас-гитара):
Не люблю я эти односложные тесты, но попробую: энергетика, мощь, волна.

Галан (барабаны):
Скажу о новейшем материале, который записывается пока лишь фрагментарно — это чистокровный psycho-metal, ни на что не похожий и абсолютно оригинальный.

— Ваш предыдущий альбом «Анахата» вышел на лейбле «Союз-Мьюзик». Вы уже думали, на каком лейбле выпускать следующий диск?

Алексей (гитара, вокал, терменвокс):
Нам нужен сильный лейбл, в России есть много таких «лейблов», но их «сила» складывается из непомерных сил музыкантов,  которые их кормят. Современный музыкант всем что-то должен, он вообще должен быть таким нефтяником-добродетелем, всего себя раздать миру и может быть ему поставят «лайк». Постараемся поискать либо честный, независимый лейбл, работающий на отдачу, заинтересованный в продвижении новой музыки, либо наладить отношения с каким-то из западных, схема работы которого уже адаптирована к современным условиям. Для западных лейблов у нас есть англоязычные песни.

Роман (бас-гитара):
Выбор лейбла ещё не закончен, поэтому ответить точно на этот вопрос не получится. К тому же, нет точных сроков выхода альбома, и говорить о издателе пока преждевременно.

Чем вы занимаетесь кроме музыки? Или вы днями и ночами бегаете пальцами по грифам, репетируете по 12 часов?

Алексей (гитара, вокал, терменвокс):
Нет, конечно, нужно делать перерывы для вдохновения, поймать волну, почувствовать музыку. Мы стараемся довести до автоматизма исполнение, когда идеи уже оформлены, но не высасываем ничего из пальца. Сейчас во многом занятие «музыкой», к сожалению, сводится к бесконечной возне с плагинами и изучению новых цифровых технологий…
В свободное время мы строим планы и думаем, как их реализовать. Я немного занимался Йогой, меня привлекает астрофизика, возможности человека… иногда я посещаю лекции на эту тему. Но пока это всё поверхностно и достаточно сложно интегрировать эти занятия в свой график. Люблю делать что-то руками, мы сами построили свою студию несколько лет назад. Люблю хорошую литературу, скучаю по чтению книг, ношу с собой сейчас дневники Толстого, но читаю редко. Путешествия – я люблю путешествовать, это действительно увлекательное хобби.

Галан (барабаны):
Когда не занимаюсь музыкой, занимаюсь семьёй. У нас малыш и он требует максимум внимания.

— Спасибо, ребята! С нетерпением ждём от вас свежих новостей!

× -